Война против России вероятна через два года?

Война против России вероятна через два года?

18:19 Война против России вероятна через два года?
Стань журналистом, добавляй свои новости на сайт


Объёмный прогноз генерала Канчукова — война через два года, если не усилимся ещё быстрее…

Нужно готовиться к сражениям, которые могут уже развернуться этой осенью. Это не говорит о том, что будут боевые действия. Думаю, что все начнется с экономических вопросов, с вопросов нехватки продуктов, ведь уже пошла информация о неурожае озимой пшеницы, будут давить через ВТО, возможно, что-то может стать с нашими финансовыми резервами, с давлением на элиту и их собственность. И это будет продолжаться меньше, чем пять лет, здесь Федоров, мне кажется, ошибается.

Более правильно оценивает Кургинян – два года. На 2014 год прогноз мы делали еще в 2008-09 годах, прогнозируя конфликты в первую очередь на Кавказе. Почему не через 5, а через 2 года. Как один из вариантов: осенью выборы в США, 1,5 – 2 года на развитие и подготовку по всем направлениям: экономика, политика, внутренняя ситуация у нас в стране, воздействие на другие направления, в том числе и на Президента В. Путина. И оставшихся 2 года президентского срока в США на решение нашей проблемы, полное подчинение, разлом как минимум на пять самостоятельных частей, а не стран. Россия как страна может быть страной только цельно. Или второй вариант, заключающийся в удержании, но полном контроле и подчинении с целью дальнейшего использования нашего ресурса, и прежде всего людского, в решении последующих задач сохранения США своей гегемонии.

Почему на очереди мы, а не Китай. Если завязываться на Китай, нужен хороший сухопутный плацдарм, для использования всех компонентов армии и прежде всего бронетанковых и аэромобильных (боевых вертолетов). А неуверенность в том, что мы не поддержим Китай в этой бойне, и не станем на его сторону и заставляет начинать с нас.

Мне могут возразить, а как быть с Сирией, Ираном. Так на это и отводится те 1,5 – 2 года, о которых упоминается выше, и входят эти направления в общий план подготовки.
Что получается. Как могут развиваться события в самое ближайшее время на наших рубежах.

Европа занята кризисом, раздроблением и склеиванием, а если и начнет разбегаться, то тем более, проблем глобальных будет много. К ним добавятся экономические, социальные, ресурсные, природные проблемы, не исключая и воздействия с Аляски. Значит, Европа останется до поры самостоятельным игроком, но не влияющим на развитие событий. С ними разберутся потом, после нас, когда они потребуются для усиления давления на Китай.

Непосредственно Китай. США постепенно окружают его своими базами, начиная с Австралии и заканчивая Вьетнамом. И это к уже имеющимся базам в Японии, Южной Корее и других местах. Второе, разогретая экономика Китая, поддерживающая долгое время значительный рост ВВП, по официальным данным составляющий 9-11 процентов, может, за счет мирового кризиса существенно снизить темпы развития. К этому может добавиться то, что реально эти 9-11 процентов еще и значительно занижены по отношению к реальному росту. Ведь в СССР рост ВВП доходил, по различным оценкам и до 30%. Тогда в условиях кризиса в Китае возможна так же дестабилизация обстановки, да еще и поддерживаемая из-за рубежа. Крайний репортаж в СМИ о 400 тысячах протестующих с требованием запретить строительство одного завода, этому подтверждение. Но просто так, за такое короткое время расшатать огромную страну с жесткой системой управления и решительностью подавлять все выступления, уделяющей огромное значение развитию армии, как основы существования мирного Китая, просто нереально. Вот для Китая срок в пять- семь лет более реалистичен. Значит возможный срок развязывания вооруженного конфликта между США и Китаем возможно на рубеже 2020 года.

Север Африки полностью под контролем, что позволит беспрепятственно выходить в акваторию Черного моря, пользоваться ресурсами каналами и проливами. Израиль в этом случае будет просто сдан как государство радикальным исламистам.

На Ближнем Востоке не подконтрольны США только Сирия и Иран. Решив этот вопрос, США получают беспрепятственный вход на наш Северный Кавказ. Армения окажется в полной изоляции и у нее один выход, или умереть, или полностью подпасть под США. Некоторые вопросы в этом направлении уже изредка проскальзывают в прессе.

В связи с этим, чем дольше США будут завязаны на Ближнем Востоке, тем больше у нас времени для подготовки к отражению агрессии.

Средняя Азия это наше «подбрьюшье», это самый короткий путь разделить Россию на две части, лишив ее всех основных источников ресурсов. С выходом Узбекистана из ОДКБ этот вариант усиливается, а наши позиции на пространстве Средней Азии сильно ослабли. В этой ситуации, в ходе решения иранской проблемы, Туркмения и Таджикистан, оказавшись зажатыми, как Армения между сторонниками США, так же могут уйти из-под влияния России, а Киргизия отойти к Китаю. У нас здесь остается один союзник – Казахстан, с которым нужно усилить сотрудничество по всем направлениям, или он может так же выбрать свой путь. Здесь трудный узел проблем и решать их придется в интересах целостности, прежде всего России.

Ко всему этому в России усилятся антиправительственные выступления «оппозиции» получающей средства из вашингтонского обкома, а значит и давление на власть. Думаю, что власть это понимает и начинает предпринимать как защитные действия, так и давление по всем фронтам, от принятия закона по НКО до лишения неприкосновенности депутата от коммунистов В. Бессонова, как предупреждение оппозиции. Вот здесь нельзя перегибать, записывая всех в «шпионы США». Как раз в это время и понадобится консолидация всех усилий, и у всех граждан России должна быть уверенность, что их не кинут в очередной раз. Только с такой уверенностью можно будет решить мгновенно весь комплекс внутренних проблем, вскрыть истинных, а не мнимых шпионов и агентов влияния, изолировать их и приступить к подготовке к отражению удара. А то уже звучат заявления о переносе программы вооружений на неопределенное время. Это чревато ошибкой, исправить которую будет невозможно.

Решив комплекс всех этих задач, США могут приступить и к решению вопроса с нами, с Россией. Как это может происходить.

Один из вариантов, это развязывание повторного вооруженного конфликта на Кавказе с участием Грузии и одновременно с дестабилизацией обстановки на остальной территории Кавказа. В дальнейшем, или одновременно проведение провокаций в Казани и Уфе и отвлечения сил и средств на это направление. Не исключена, в такой обстановке и активизация Японии по Курильским островам.

В этом варианте все будет делаться чужими руками, от возможной доставки талибов и боевиков из Ливии, Египта и других регионов, через пункт транзита в Ульяновске, до накапливания различными способами вооружений на территории России и передачи их в нужный момент экстремистам. В ходе этого варианта возможно проведение специальной операции силами ССО США для взятия под контроль всех наших комплексов СЯС.

Таким образом, первый вариант – это внутренняя дестабилизация обстановки с попыткой последующей смены правительства и приведением к власти лояльных и послушных США кандидатов с целью объединения усилий по борьбе с Китаем.

Второй вариант, это силовой. Здесь будут использованы все преимущества новейших вооружений, в том числе и системы ПРО для нанесения упреждающего обезоруживающего удара по СЯС России в случае невозможности взятия их под контроль другими способами.

Вооруженный конфликт в этом варианте будет, прежде всего, в воздушно-космической сфере. Но здесь нужно понимать разницу и в буквальном смысле не воспринимать термин воздушно-космическое нападение. Он разделяется, по крайней мере, сегодня на космическую составляющую, которая так же имеет системы нападения, но они заключаются пока только в нелетальных системах разведки всех видов, системах связи, РЭБ, системах управления. И воздушную составляющую, включающую воздушный компонент, имеющий на вооружении летальные системы в виде систем авиации, ВТО, систем ПРО, а уже потом флот и сухопутные войска.

Исходя из развития средств вооруженной борьбы и науки, существенных изменений к этому сроку не предвидится, а вот к сроку решения задачи с Китаем (2020г.) у США возможно появление совершенно новых направлений в системах оружия.

Значит, к моменту применения наиболее вероятным может быть наравне с обычным ВТО, большой дальности и мощности в обычном снаряжении, применение разработанных и принятых на вооружение гиперзвуковых высокоточных ракет, совершающих полет в атмосфере. Ну, и, несомненно, применение разведывательно-ударных беспилотных аппаратов и оружия на новых физических принципах направленной энергии, способных вызывать засухи, пожары, землетрясения, воздействия на личный состав и население страны.

Основными объектами для поражения в этих ударах будут объекты жизнеобеспечения и инфраструктуры с целью лишения воли к сопротивлению, по югославскому варианту, с последующим решением вопроса по составу полностью лояльного правительства, заключению соответствующих союзных договоров позволяющих армии России, в качестве пушечного мяса, участвовать в вооруженной борьбе с Китаем совместно с США.
Таким образом, и второй вариант предусматривает достижения одинаковых с первым вариантом целей, подчинение страны и принуждение участия в вооруженном конфликте против Китая.

Меня некоторые авторы критикуют за то, что я позволяю себе высказывать мысли, отличные от мыслей Министра обороны и начальника Генерального штаба. Это издержки профессии и длительности участия в конфликтах. Меня всегда и всю жизнь учили иметь ВСЕГДА свое мнение и не подстраиваться под командующих, а то на войне это может вылиться в поражение, когда будешь докладывать только то, что уху начальства мило. Но это так, небольшое отступление для тех, кто считает только себя патриотами, но прячется одновременно в кусты.

Вариантов и последовательности развития даже этих событий много. Нам нужно выбирать и рассматривать один вариант, как правило, он должен быть самых сложным и трудным для нас, потому, что предусмотрев все в сложном, в легком варианте можно решить все вопросы без особого напряжения сил и качественно.

В рассмотренных вариантах на первое место выходит армия России, приведенная к новому облику. На второе ВПК. На третье уже консолидация всех прогрессивных сил, введение новых способов и форм выполнения новой индустриализации страны.

Сможет ли армия, исходя из тех возможностей и вариантов развития событий, состава и состояния, выполнить свою задачу и отстоять наш суверенитет. Каждый вправе думать и оценивать по-своему. Мне смотрится, что проблем становится все больше и больше, а пути их решения неадекватны. Это связано и со срочной передислокацией частей и соединений в объединяемые военные городки, более похожей на судорожные движения при бегстве с территории. Но ведь США нужна вся территория страны, а не ее часть. Именно вся. Поэтому надеяться на то, что останется Московское княжество без ресурсов Сибири и Дальнего Востока, это утопия.

Это связано и с созданием, так называемого нового рода войск ВКО, а по сути, объединение двух ранее существовавших организмов, да еще и с разными системами и алгоритмами управления. Только один поверхностный анализ доклада начальника штаба ВКО (ВПК №26) и ряда выступающих, говорит о том, что возможно не тем путем в оставшееся время мы идем. Так, вполне справедливо и обоснованно генерал армии, глубокоуважаемый мною, Махмут Гареев привел пример, что во время Великой Отечественной войны 89 процентов самолетов противника были уничтожены истребительной авиацией и ударами по аэродромам, а только 11 процентов – Войсками ПВО. Еще адекватный доклад подготовил Игорь Ашурбейли, отражающий перспективный и реальный взгляд на вещи.

Приведенные начальником штаба ВКО цифры, а в достоверности их сомневаться не приходится, показывают удручающее положение вещей. Начиная с космоса, где у нас практически нет развернутой группировки разведывательных систем и систем связи на новых принципах и заканчивая практическим отсутствием контроля воздушного пространства страны (33%), отсутствием радиолокационного контроля участков границы на малых высотах (23%) и на больших (59%) и наличия всего трех бригад ВКО, разбросанных по всей территории страны, и из-за своих боевых возможностей ограниченно способных выполнить даже те задачи, которые поставлены непосредственно этим организмам.

Попытка в выступлении НШ упомянуть войсковую ПВО и натянуть ее возможности (не более 59%) по прикрытию непосредственно войск для решения задач в интересах ВКО вызывает грустное разочарование. Эта цифра, исходя из наличия новых систем в войсках, их боевых возможностей по борьбе с ВТО, наличия боекомплектов завышена и остается на совести тех, кто ее готовил и докладывал, наверное, Президенту, рапортуя об очередных успехах реформы.
Вызывают сомнения и остальные положения доклада.

Первое, это упор на развертывание системы ПРН на основе РЛС ВЗГ «Воронеж». Это первоочередной объект для удара, и не только с помощью крылатых ракет, а и с помощью обыкновенных диверсионных групп вооруженных обыкновенными, а возможно и специально переоборудованными переносными ракетными комплексами типа ПТРК. Та информация, которая подается в открытых СМИ, позволяет не только спланировать специалистам операции, а и выбрать объекты для атаки. Проведение такой операции, по выводу всех РЛС одновременно, считаю вполне решаемой задачей и незначительными силами.

Второе, вызывает сомнение способность, исходя из тех успехов, которые свойственны в последнее время нашему Роскосмосу, осуществить подготовку и развертывание на орбитах системы космического контроля ракетоопасных направлений.

Третье, вызывает сомнение целесообразность перехода на однобокий ряд так называемого нового парка радиоэлектронных средств, ряда «Небо» и других. Беглый взгляд на их ТТХ, имеющийся в интернете позволяет уверенно сказать, что и такой подход является ошибкой. Нет у нас комплексов способных видеть низколетящую цель на высоте 30-50 метров на удалении 1000 км, а все то, что видит на 20-60 км, предназначено не для ВКО, а для боя, когда все пушки заряжены. А когда нужно время реакции, включая весь комплекс мер, вплоть до приведения в боевое состояние всего дивизиона (на дежурстве может стоять только одна батарея) для отражения массированного удара крылатых ракет, то такие дальности и такие возможности заведомо проигрышные. Здесь так же просматривается или некомпетентность или лоббизм определенных структур, не позволяющих выйти на рынок новым системам, способным гарантированно выполнить эту задачу.

Четвертое, зачем нам 157 зенитно-ракетных дивизионов в войсках ВКО. Давайте поработаем за вероятного противника (думаю, что наши, то считали), я мне это нравится, и проведем элементарные расчеты для уяснения правильности решения. Итак, нам дано 60 зенитно-ракетных бригад, в состав которых входит 157 зенитно-ракетных дивизионов. Это по 2,5 дивизиона на бригаду (не будем делить на полки, потому, что не знаем, а от «фонаря» брать не хочется). Всего около 4300 ракет в одном залпе (157 х 9 х 3= 4239). С учетом того, что, как правило, на одну цель должно выпускаться по две ракеты, особенно при массированном налете или ударе, то получается, что можно сбить с вероятностью около 1 -2000 крылатых ракет или БЛА или ударных самолетов на малых, средних и больших дальностях. С этой стороны показатель неплохой, а вот с другой требует уточнения. У нас 11 городов-миллионников, прикрывать которые должны не менее как по две бригады, располагаясь рубежами, или как минимум двумя кольцами. Итого от 60 бригад отнимаем 22 бригады (55 дивизионов). Остается 102 дивизиона. Это прикрытие еще 10 крупных (500-600 тыс. жителей) городов с привлечением по одной бригаде (25 дивизиона). Таким образом, из 83 городов столиц регионов мы можем прикрыть важных только 25% объектов. А остались еще особой важности, это атомные станции, всего строящихся и работающих 22, значит им еще 22 бригады, что составляет 55 дивизионов. В остатке на все крупные и крупнейшие, важные и важнейшие объекты у нас остается 22 дивизионов, то есть можем прикрыть 22 важных объекта. Итак, на всю территорию страны при выполнении всех обязательств мы можем прикрыть только 66 объектов. Какая- то неправильная цифра, а может у нас закрались ошибки в расчетах? Да даже если и закрались, то 130 объектов это капля в море. Да а о море (военно-морских базах) мы здесь совсем забыли, как и забыли о военных аэродромах. Печально. Мы ведь должны помнить, что в Великую Отечественную войну силы ПВО сбили только 11 процентов объектов воздушного противника.
Что же нужно делать в этом случае, чтобы выполнить решение Президента Российской Федерации.

А вот звучат и предложения. Сначала нужно после объединения снова создать новую систему управления, но уже ВКО, разработав новые алгоритмы управления и новое программное обеспечение. Ну, на такую простую задачу у нас может уйти от года до десяти лет, все будет зависеть от выделения средств.
Второе, лишить Командующих ОСК вновь созданных в процессе такой мучительной реформы, их функций отвечать за все, во вверенной им зоне ответственности. А для этого создать в каждом округе дополнительные командования ВКО. Бедные выпускники военных училищ, то их ставили на сержантские должности, а теперь сразу на майорские и полковничьи. Ну и естественно передать в их подчинение все имеющиеся бригады ВКО, ну и разом войсковое ПВО, войскам оно уже будет не нужно. Ведь ВКО имеют и такие задачи (прикрытие важных военных объектов и группировки войск).
Ну и в завершение реорганизации и создания ВКО из состава ОСК, чуть не написал ВВС, изъять все истребители и передать их ВКО.



Читайте ранее:
pic_a86eaa5b96ff7f52dcb4686979dccb0e-560x373
Мост имени Кадырова – не соответствие культуре Питера

Руководитель Санкт П...

Закрыть